Архив рубрики: Генеалогия

По прежнему не могу найти рождение 3 (пра)дедушки Владимира

По прежнему безуспешно пытаюсь найти сведения о рождении моего 3 (пра)дедушки Капралова Владимира Федорова, его сестер и младшего брата. Мне известно что мой 4 (пра)дедушка Капралов Федор Иванов в 1820 году женился на Анне Васильевой. В ИР 1826 года Клещеево они указаны с единственной дочерью, примерно 1823-24 года рождения. В 1849 году Анна уже вдовой с детьми найдена в исповедной росписи Соловарово, откуда ее в 1857 году вернули к отцу и братьям в Протасьево.

Просмотрел метрические книги Клещеево за 1826—1830 года. В этот период у Федора и Анны должны были родиться дочь и сын — мой 3 (пра)дедушка Владимир. Но никаких записей по Капраловым нет. Ранее смотрел исповедную роспись по Соловарово за 1829 год, Капраловых в ней нет. Получается что в 1826 году Капраловы были куда-то переведены, затем оттуда до 1849 года переведены в Соловарово.

Сижу и думаю, как их искать дальше.

 

Братья и племянники Соколовой Екатерины

Коллега по поискам Андрей давно изучает Ильинское на Белыни в поисках своих предков. Поэтому к моменту, когда я узнал про Соколовых, у него было уже достаточно много сведений о жителях этого прихода. С его помощью я легко отыскал Соколовых в 61 дворе исповедной росписи за 1904 год:

ИР Горшково 1904г 61дв

Будущая жена Капралова Михаила — Екатерина, указана во дворе под номером 7. Вместе с ней указаны и ее братья/сестры под номерами 3-6, а также родители 1-2. Кроме этого указана и племянница Каллистрата, двоюродная сестра Екатерины — Марья.

Помимо исповедной росписи, у Андрея были выписаны записи из метрических книг с 1890 года. В результате кропотливого изучения удалось установить жен всех братьев Кати:

  • Жена Алексея — Крылова Ольга Васильева из Звягино Ивановской волости прихода Ивановский на Лехти;
  • Жена Ивана — Печникова Ольга Арсеньева из Куземцино Борисоглебской волости прихода Троицкий во Бору;
  • Жена Александра — Тетерина Марья Яковлева из Титово Ивановской волости прихода Ивановский на Лехти.

Также из записей о венчании я узнал, что Иван служил рядовым 8 драгунского Смоленского Императора Александра III полка, а Александр младшим унтер-офицером 179 пехотного Усть-Двинского полка.

Записи о рождениях и смертях позволили добавить в дерево детей Алексея и Ивана. В результате получилось вот такое дерево:

Соколовы ИР 1904

Двоюродная сестра Марья на схему не попала, так как без отчества невозможно установить, как звали ее отца.

Как я уже говорил в предыдущей заметке, найти потомков этих Соколовых мне не удалось. Тем не менее, я буду продолжать выстраивать дерево по предкам Екатерины, чтобы дерево Капраловых для потомков Капралова Михаила было «полноценным».

Венчание Капралова Михаила и Соколовой Екатерины

У моего прадедушки Капралова Александра Иванова был старший брат Капралов Михаил Иванов. По воспоминаниям папы и дяди, его потомки в 70-ых годах прошлого века жили в Борисоглебе и Ярославле. К сожалению контакт с той веткой был утерян во времена моего детства. Я приступил к поискам, но не мог ничего найти на протяжении нескольких лет. Тогда я решил поискать родню со стороны жены Михаила в надежде, что они помогут выйти на Капраловых. Не смотря на то, что никого из Соколовых я так и не нашел, а потомков Михаила нашел другим способом, я хочу рассказать о том, что смог «раскопать».

Для начала я решил отыскать запись о венчании Михаила. Так как я не знал ни точную дату рождения, ни даже приблизительную дату венчания, просматривать пришлось записи метрических книг за все года подряд. В процессе поисков я обнаружил, что в книгах села Протасьево встречаются два разных Капралова Михаила Иванова. Один жил непосредственно в Протасьево, а второй в деревне Починок, которая относилась к протасьевскому приходу. К счастью в записях для Михаилов было указано, кто их отец, поэтому мне без труда удалось выявить «моего». Второй Михаил Иванов оказался внуком брата моей 4 (пра)бабушки Капраловой Анны Васильевой, о которой я много рассказывал в предыдущих заметках.

Просмотрев все записи с 1890 года, удалось найти нужную запись о венчании 27 января 1907 года:

  • Жених Капралов Михаил Иванов, сын Ивана Владимирова из деревни Починок в возрасте 23 года 1 браком.
  • Невеста Соколова Екатерина Каллистратова, дочь Каллистрата Алексеева из деревни Горшково прихода Ильинского на Белыни в возрасте 20 лет 1 браком.

В свидетелях со стороны жениха были указаны Емельянов Михаил Александров и Капралов Михаил Иванов, оба из Протасьево. Про Михаила Иванова я выше написал, а Емельянов Михаил Александров это внук сестры моего 4 (пра)дедушки Капралова Федора Иванова — Ефросиньи, про которую я рассказывал здесь. Проще говоря оба Михаила-свидетеля приходились троюродными братьями Михаилу-жениху.

В свидетелях со стороны невесты были указаны Соколов Алексей Каллистратов и Соколов Иван Каллистратов, оба из Горшково. Очевидно — братья невесты. Эта информация позволила начать строить дерево Соколовых:

Дерево Соколовых по венчанию Екатерины

Зная примерный состав семьи Екатерины, деревню ее проживания и церковный приход, я приступил к анализу сведений по ее родне.

Страсти по Смоленовым

В первый раз семейную легенду о Смоленовых я услышал еще до начала поиска генеалогических сведений в архивах. На протяжении нескольких лет место, обстоятельства и детали легенды менялись. Неизменным оставалось только одно: кто-то из Смоленовых был незаконнорожденный Бенуа. История начиналась с 2 (пра)дедушки моего сына Смолянова Николая Александрова, который родился в Санкт-Петербурге в конце XIX века. При рождении у него была фамилия Смоленов, в которой он затем поменял одну букву по неустановленным мною причинам.

Изначально мне рассказали, что дедушка Николая — Афиноген, был тем самым незаконнорожденным. Затем легенду уточнили: незаконнорожденным был не дедушка, а отец Николая — Александр Афиногенов. Так как Николай родился в Питере, а я в Питере уже не живу, то заняться поисками в архиве не представлялось возможным. Но в какой-то момент родственница нашла справку о рождении Николая Александрова, сфотографировала и прислала мне. Из справки следовало, что Николай родился в деревне недалеко от Ярославля и Ростова. Это обстоятельство сильно пошатнуло легенду в моих глазах. Ведь Бенуа жили в Питере. Со временем теща уточнила легенду: Бенуа приехал к другу в Ростов, где и соблазнил девицу.

Как я уже рассказывал в двух последних заметках: Афиноген и Александр оказались законнорожденными. Полученные из архива сведения однозначно опровергают базовую часть семейной легенды. Но обрадовался этому факту только один родственник. Тот, который изначально говорил что легенда — поклеп на честное имя Смоленовых. Остальные так свыклись с мыслью о своем пусть и незаконнорожденном, но дворянском происхождении, что восприняли сведения из архива в штыки. Устроив мозговой штурм родственники жены предложили очередную кандидатуру незаконно рожденного: Николай Александров.

Так как речь идет не о посторонних мне людях, а о предках моего сына, то расследование придется продолжить. Пойду по тому же пути. Дата рождения Николая мне известна — март 1892 года. Соответственно необходимо найти запись о его рождении в архиве, чтобы убедиться, что мои сведения верны. А затем найти запись о венчании. Если он первый или незаконнорожденный ребенок, то венчание произошло в 1891 году. Если незаконнорожденный — то во второй половине года. В случае отсутствия каких-либо записей в 1891 году нужно будет смотреть записи за 1890 и 1889 года. А по результатам уже думать, что делать дальше.

Смоленов Афиноген тоже законнорожденный

Недавно я рассказывал как проверял семейную легенду о том, что Смоленов Александр Афиногенов был незаконнорожденным от Бенуа. Архивные сведения позволили однозначно установить, что Александр был зачат уже после венчания своих родителей. На этом основании я и всю последующую историю счел несостоятельной.

На случай, если родственники что-то напутали, я решил поискать сведения и об его отце — Афиногене Степанове, чтобы убедиться, что и Афиноген зачат после венчания. Довольно быстро удалось получить доступ к исповедной росписи 1827 года:

ИР Ефремово 1827г 175дв

Афиноген в указанном дворе значится под номером 8. Под номером 7 идет его старшая сестра — Евлампия. Что однозначно свидетельствует о том, что он не мог быть родственником из семейной легенды.

Теперь когда сомнений не осталось, приступлю к изучению исповедных росписей за XVIII век, чтобы найти самого раннего Смоленова.

7-метровое генеалогическое дерево

Я полтора года назад рассказывал о том, как пытался напечатать полное генеалогическое дерево. Полученное дерево заняло 80×32 листа формата А4. После этого я разработал концепцию того, каких родственников нужно помещать в дерево, а каких не нужно. Свое дерево я согласно этой концепции разделил на 10 деревьев. И спустя полтора года считаю, что концепция была выбрана мною правильно.

Теперь, когда у меня появилось дерево рода Капраловых, я решил попробовать вновь его распечатать. На текущий момент в дереве 567 персон. Я выбрал самого раннего Капралова — Никифора, вывел всех его потомков и запустил генерацию отчета. Минут через 10 получил результат: все единокровные родственники плюс жены единокровных родственников. Дерево получилось размером 35×3. Напомню, размеры листа формата А4 составляют 21×29,7см. Если убрать по 1см с каждой стороны за счет того, что листы дерева накладываются друг на друга одним краем, то размер дерева получился 7м в длину и 0,86м в ширину. Посмотрел дерево глазами — ошибки нет. Все родственники на месте, никого лишнего нет.

Увы, но 7 метровой стенки даже в теории в квартире нет. В принципе можно попробовать разделить дерево на 2 части, Одного сына Никифора распечатать на одной стенке, а второго сына — на второй. Заказать фотообои и поклеить стенки в них. Так как в высоту дерево меньше метра, то просматривать его будет достаточно легко. Единственное, что смущает в данном плане, это отсутствие послереволюционных сведений по большинству из веток. Поэтому буду продолжать искать живых родственников всех Капраловых. А пока буду печатать деревья предков своего сына. Такое дерево получается достаточно компактным и легко помещается на любой даже небольшой стенке.

14-летние жены Капраловых

Вчера изучал исповедные росписи Клещеево за 1759 год. Это на 10 лет раньше, чем та, по которой я построил 12-поколенное дерево. Двор с Петром Никифоровым, моим 7 (пра)дедушкой, выглядит так:

ИР Клещеево 1759г 11дв

Петр Никифоров резко помолодел, вместо 1692 года получился 1705. А вот возраст его детей Петра и Василия не изменился. Зато поменялись жены у обоих. Вместо Параскевы Ивановой и Маремьяны Петровой указаны Ульяна Васильева и Параскева Дмитриева. Когда я добавлял новых жен на генеалогический сайт, то получил уведомление, что разница между матерью и ребенком всего 15 лет. Посмотрел на года рождения. Действительно, обе жены родили в 15 лет. Видимо забеременели в 14. В своем роду с подобным столкнулся впервые.

Огорчен, что в росписи нет новых кровных родственников. Попробую получить в архиве роспись за 1744 год, может там будут новые данные.

Нашел Капралова конца XVII века

Продолжаю изучать исповедные росписи Клещеево для поиска предков по прямой мужской линии. Предыдущая ИР у меня была за 1795 год. А вот выписка из росписи на 5 лет раньше:ИР Клещеево 1790г 4дв

Иван Васильев под номером 3 это мой 5 (пра)дедушка по прямой мужской линии, он отец Федора Иванова, с которого и начались клещеевские поиски. Живет со своей мамой — моей 6 (пра)бабушкой и братьями. Отличия от предыдущей росписи в том, что Иван еще не женат. Кроме того, появляется первая жена Алексея — Анна Андреева под номером 6. В 1795 году ее уже не будет, а в 1805 появится вторая жена — Марфа Дмитриева. Благодаря которой я смог отыскать потомков Андрея в записях 1841 года. В остальном состав двора полностью повторяет 1795 год.

Следующая исповедная роспись за 1784 год интереснее:

ИР Клещеево 1784г 7дв

Наконец появляется дедушка Федора Иванова — Василий под номером 7. Из записи я узнаю его отчество — Петров. Выясняется, что у него есть старший брат Петр, у которого в свою очередь есть трое детей, невестка и внук. Их семья это люди под номерами 1-6. Тетя Федора Иванова — Анна под номером 13 записана с отчеством Алексеева, хотя в более позднем ИР указана как Андреева. У меня создается впечатление, что иногда отчества женам записывают по мужьям. Типа пофиг какое у нее там отчество, пишите мое.

Далее идет роспись за 1776 год:

ИР Клещеево 1776г 8дв

В этой росписи появляется жена Петра. А также выясняется, что у Петра есть еще четырехлетний сын Иван, которому в 1884 году исполнилось бы 12 лет. Отсутствие в таком возрасте в росписи скорее всего означает, что мальчик умер. У Василия, моего 6 (пра)дедушки указан еще один сын Иван. По возрасту старшой. В принципе в 1884 году ему исполнилось бы 30 лет, так что вполне мог жениться и уйти жить отдельно. Может быть даже по месту жительства невесты.

И последняя роспись за 1769 год:

ИР Клещеево 1769г 8дв

Появляется отец Петра и Василия — Петр Никифоров. Мой 7 (пра)дедушка по прямой мужской линии. Так как указано отчество, то можно узнать имя его отца — Никифор. Родится Никифор должен не позднее 1674 года. В этом дворе впервые появляется старшая тетя Федора Иванова — Матрена под номером 7. В более поздних росписях ее нет, что вполне объяснимо ее возрастом, так как она уже девушка на выдание. Под 11 номером присутствует сноха Петра. Предположу что это жена брата Петра Никифора. Так как под номером 12 есть ее сын с указанным отчеством, то опять же предположу, что у Петра Никифора был младший брат Федор Никифоров.

Если построить дерево по прямой мужской линии, получится так:

Капраловы по ИР 1769г

Подобрал первую фамилию в Клещеево — Рулевы

Как я совсем недавно рассказывал, в исповедной росписи 1863 года у троюродного брата моего 4 (пра)дедудушки — Андрея Иванова было обнаружено 4 сына: Федор (1845), Игнат (1848), Василий (1857) и Матвей (1860). Так как у меня на руках есть росписи за 1911 год, я решил поискать в них всех людей с отчеством Андреев. И один Андреев нашелся — Матвей:

ИР Клещеево 1911г 167дв

Разница в 3 года — допустимая погрешность. Поэтому Рулев Матвей может быть именно сыном Андрея Иванова. Если найти запись о венчании Матвея Андреева и Анны Алексеевой, можно будет с большой вероятностью подтвердить или опровергнуть эту гипотезу.

В общем начало в определении клещеевских фамилий положено.

Семейная легенда про Смоленова Александра не подтвердилась

Теща рассказала семейную легенду, о которой ей поведала ее бабушка. Согласно легенде отец мужа бабушки, тещин прадедушка, Смоленов Александр был зачат вне брака. Мать Александра соблазнил кто-то из рода Бенуа когда гостил у друга в Ростовской губернии, и заделал ей ребенка. Ее по быстрому выдали замуж, компенсировав жениху попорченную невесту деньгами. Впрочем не смотря на деньги, жена в последствии была сильно бита. Я считал, что проверить первую часть легенды будет очень легко. Достаточно найти дату венчания родителей Александра, затем найти дату рождения Александра и посчитать разность этих дат.

Я уже рассказывал о том, как в 1844 году нашел запись о венчании родителей Александра — Афиногена и Пелагеи. Однако в первые полтора года их семейной жизни записей о рождении Александра ни по месту проживания жениха, ни по месту проживания невесты найти не удалось. На всякий случай решил проверить 1846 и 1847 года. И запись нашлась. Метрическая книга частично испорчена и точную дату рождения установить не удалось. На основании соседних записей можно говорить, что рождение произошло между 14 и 30 сентября 1846 года. Два года разницы между венчанием и рождением однозначно свидетельствуют о том, что семейная легенда в этой части не соответствует действительности.

Теперь меня мучает вопрос: с чего вообще возникла семейная легенда? Ведь как ни крути, история очерняет как вполне конкретных предков, так и известный род. Если это просто фантазия, то откуда она взялась? Или может быть Пелагею соблазнили в замужестве, а эта история смягчает ее нравственное падение? Есть еще вариант, что речь идет не о Пелагее, а о каком-то другом предке? В общем много вопросов, на которые непонятно как искать ответ. Самый простой вариант это конечно считать, что указанная история просто навет на честное имя Пелагеи.